РАУ АРТ


Авторская страничка Татевосян Анаит, преподавателя кафедры русской и мировой литературы

Анаит Татевосян родилась 7 августа 1979г. в Ереване. В 1995 году поступила в Ереванский Свободный гуманитарный университет на факультеты общего языкознания и социологии СМИ, а в 1999 году в Российско-Армянский (Славянский) госуниверситет на факультет журналистики. По направлению своего университета перевелась на факультет журналистики МГУ, который закончила с красным дипломом в 2005г.
Стихи пишет с четырех лет. Впервые ее стихи были опубликованы в 1987г. в журнале "Литературная Армения", затем она неоднократно печаталась в российских и армянских изданиях. Лауреат множества конкурсов, в 1991г. заняла первое место на международном конкурсе "Маленький принц". Первый сборник "Циацан" ("Радуга"), включивший стихи на русском и армянском, вышел в 1998г., второй, "Полет навстречу солнцу", состоявший только из стихотворений на русском, появился в 2001, третий, "Петербург: признание в любви" был опубликован издательством РАУ в 2003 г. По результатам IX Форума молодых писателей России новый сборник стихотворений Анаид Татевосян "Игра в города" был включен в "Каталог лучших произведений молодых писателей России" по итогам 2009 года.

Обыкновенное чудо
Любовь не знает границ
Рецензия

Попытка автобиографии

В этой жизни я никем ещё не стала. Зато помню, кем я была в прошлой.Представьте дремучий лес с пышными высокими деревьями, за которыми не видно неба. Посреди этого леса небольшая поляна. Она похожа на колодец, в который глядится солнце и заглядыает любопытная луна. Посреди поляны горит огромный костёр, а неподалёку, где деревья сплелись, образовав небольшое уютное жилище, живу я. Я верховная жрица своего племени и вся моя жизнь посвящена богу огня. Я поддерживаю огонь денно и нощно и охраняю его в непогоду. В полдень, когда я сплю, мой костёр набирается сил и мудрости у своего отца - солнца, а по ночам я пою заклинания и ищу в извивах пламени знаки судьбы. Каждый шаг моего племени определяют эти знаки, но я никогда не вижу тех, чью судьбу помогаю решить. Лишь раз в день у края поляны появляются двое старейшин. Они приносят хворост для огня, пищу для меня и вопросы, на которые я должна буду ответить к следующему утру. А однажды - я назову день - они приведут ко мне маленькую девочку. Я передам ей своё искусство, как когда-то его передали мне и уйду туда, откуда не возвращаются.Так было и так будет, и жизнь племени будет ровной и ясной, пока огонь горит и пока жрица чиста как огонь. Так учила меня та, что была жрицей до меня. Я не знаю, что это значит, и, кажется, она не знала этого тоже. Если же огонь погаснет или жрица потеряет чистоту - это навлечёт на племя великий гнев бога огня. Он будет в ярости метаться по лесу, пожирая всё на своём пути, пока не уничтожит мир, который сотворил. Единственный способ избежать страшной участи и умилостивить бога - это сразу же отдать ему провинившуюся жрицу, и тогда его гнев утихнет. Таким способом был спасён мир, когда воины из соседнего племени, желая уничтожить наш род, проникли на поляну, пока жрица спала, и погасили священный огонь. Жрица перед смертью указала преемницу, но не успела передать ей знания. Их пришлось собирать по крупицам и многое было утеряно. С тех пор лучшие воины стерегут подходы к поляне со священным огнём, и больше никто не проникнет сюда незамеченным.
В ту ночь было полнолуние. Я, как обычно, искала в пламени священные знаки, когда на поляне появился незнакомец. Он не был похож на людей моего племени и не мог быть человеком: воины никого не поропустили бы ко мне живым. Я сразу решила, что это посланец злого бога тьмы и начала петь великое заклинание, рассеивающее тьму. Но незнакомец не исчезал, а только улыбался, и солнца горели в его глазах. А когда заклинание закончилось, он запел сам. Я не понимала слов, но чувствовала их глубоко внутри. И каждое его слово рождало в моей крови огонь более страшный, чем тот, которому я поклонялась. А когда он умолк, я опустилась перед ним на колени и сказала:
- Незнакомец, твои заклинания сильнее моих. Научи меня молиться твоим богам.
Он учил меня всю ночь. И в каждой его ласке было больше мудрости, чем во всей моей жизни, и каждый взгляд был откровением. И когда на рассвете погас священный огонь, это уже не имело никакого значения.
Я не помню заклинаний и не умею читать знаки судьбы. Из всей этой жизни я унесла в следующие только мудрость этой ночи. И теперь твёрдо знаю, что всегда есть заклинания сильнее моих, что есть мужчина, который знает их и который найдёт меня где бы то ни было и любой ценой и, что жизнь измеряется только минутами, за которые её можно отдать.
Но можно вглядеться и ещё дальше, в глубокую юность того самого леса. Я помню себя и там. Тогда по нему делали свои первые уверенные шаги на двух ногах первые люди. А рядом, сами по себе, бродили первые кошки. Кошки чувствовали себя гораздо увереннее людей. Они твёрдо стояли на четырёх лапах и гордились собой, своими пушистыми хвостами, острыми коготками и пёстрыми шкурками. И только моя шкурка была совсем чёрной. А у людей не было ни острых когтей и зубов, ни глаз, видящих сквозь ночи, и поэтому они всего боялись: диких зверей и непонятных шорохов, темноты ночью и... меня днём. Они спасались от своих страхов собираясь вместе, плотнее прижимаясь друг к другу и разводя костры. Тогда непонятные шорохи становились далёкими и неопасными, дикие звери уходили и тьма рассеивалась. А я не боялась ни зверей, ни людей, ни их костров. Люди считали меня последним кусочком тьмы, остающимся на земле после восхода. Даже кошки сторонились меня. И только я знала, как много во мне солнца.
Люди долго думали и, наконец, решили, что если уничтожить меня, то тьма никогда больше не вернётся. Они поймали меня и бросили в костёр. Они танцевали вокруг костра, и пели, и были счастливы, что ночь больше никогда не придёт. Между тем воцарилась густая беззвёздная ночь. И единственным источником света в ней был костёр, частью которого я стала. И тогда я поняла, что тьма существует для того, чтобы ни одна искра не пропала напрасно и, что нет ничего прекраснее, чем когда в этой искре есть частичка тебя.
Не знаю на каком костре мне предстоит сгореть в этой жизни, но жду его с тайным восторгом. Поэтому ни о чём не жалейте и будьте правы в своём счастье все вы, кто будет танцевать вокруг этого костра.