РАУ-20: книги интервью«Цели в жизни нужно ставить разные, многогранные, многоцветные, краткосрочные или долгосрочные...»

Остров свободы
 
Мариам Восканян, выпускница РАУ 2004 г., кандидат экономических наук, доцент, зав. кафедрой экономической теории и проблем экономики переходного периода
 
«Цели в жизни нужно ставить разные, многогранные, многоцветные, краткосрочные или долгосрочные...»
 
Я сейчас стоял у окна – небо безоблачное и вид замечательный. С одной стороны – Арагац, с другой – Арарат. Этот потрясающий вид тебя не вдохновляет?
Если честно, не часто удается смотреть в окно. Но мне нравится, что здесь просторно, а перед зданием все открыто. Редко где можно такое увидеть. Обычно здания достаточно плотно расположены. Нам в этом смысле крупно повезло.
 
Тут панорама, конечно, замечательная. Особенно когда хорошая погода и видны горы.
Во время работы я редко выглядываю в окно, но когда утром прихожу в университет, то обращаю внимание.
 
А почему в течение дня редко выглядываешь в окно?
Это физически невозможно, мы еле успеваем поесть.

Это тоже пища, только духовная.
Я буду нечестна, если скажу, что имею время или возможность смотреть из окна. Но в нашем парке студенты иногда серенады исполняют. Вот тогда выглядываем. Очень романтично. Музыку включают, сами поют и на гитаре играют...

В любви признаются?
По-разному бывает. Собираются вместе, общаются. Это место далеко от входа, они здесь себя уединенно чувствуют.

А что тебя вдохновляет?
Если обобщить, то в любой сфере вдохновляет отдача. Например, в работе очень многое зависит от аудитории. В жизни тоже важна отдача, в общении с друзьями, к примеру. Речь идет о духовной, интеллектуальной отдаче.

То есть это может быть какое-то взаимопонимание, гармония.
Да. Но не со всеми так бывает. Я очень альтруистична по натуре и много отдаю: в дружбе, в отношениях, но редко получаю что-то обратно. Если же получаю, то это действительно вдохновляет.

О чем ты мечтала в детстве?
Кем только не мечтала быть! Журналистом, актрисой... кстати, частично воплотила эту свою мечту, потому что в преподавании есть большая доля сценического элемента. Мечта о журналистике тоже воплотилась, потому что я очень много пишу, правда, научные статьи, но какая разница, все равно пишу.

Одну я читал в нашей «Газете РАУ». В ней ты признаешься, что РАУ стал твоим вторым домом.
Сейчас уже первым – я здесь больше времени провожу, чем дома.

А что в доме главное?
Чтобы было тепло. Во всех смыслах. Сказал же кто-то, что счастливый человек – это тот, кто утром с радостью идет на работу, а вечером с радостью возвращается домой. А с радостью идешь туда, где тебе тепло. Это очень широкое понятие, в которое многое входит: главное, когда тебе комфортно с людьми, когда тебе нравится то, что ты делаешь, ты любишь свою работу. Мне повезло, потому что мне очень нравится то, чем я занимаюсь. В первую очередь я имею в виду преподавание, все остальное – это дополнительный, побочный эффект. Научная работа – тоже для преподавания, чтобы было, что сказать ребятам.

А чего тебе в доме не хватает?
Опять же – иногда отдачи. Чтобы вдохновляться. Бывают курсы, где вообще нет отдачи. Это очень удручает. Такое редко, но случается.

В той же статье ты отметила, что в РАУ совсем другая атмосфера. Какая именно? И с чем ты ее сравниваешь?
Когда я защищала кандидатскую диссертацию, то побывала в нескольких вузах. Стою я там в коридорах, жду, пока мне бумажку какую-то подпишут, наблюдаю за движением, за тем, как общаются преподаватели, студенты, и понимаю, что это совсем другое. Даже сравнивать не хочу. У нас студенты внутренне свободны. И такое повсеместное уважение друг к другу. Я до 18 лет училась в Таллине и там атмосфера была абсолютно другая в школе. К нам в старших классах обращались на «вы», наше мнение уважали, наше мнение было интересно, нам никто и никогда его не навязывал. Устраивались диалоги, дискуссии... Приехав в Армению и сменив школу (чтобы претендовать на бесплатное место в университете, школу нужно было окончить с армянским аттестатом, поэтому последние 2 месяца я отучилась здесь), я поняла, что тут совсем другие порядки…

То есть ты специально приехала из Эстонии, чтобы здесь, в Армении, поступить в университет.
Да, мы ждали, когда откроется РАУ. Семья решила уехать из Таллина, но я бы не смогла обучаться на армянском. Мама тогда позвонила в министерство образования, чтобы уточнить, есть ли русские вузы. Ей сказали, что намечается открытие Российско-Армянского университета, и мы год «караулили», звонили, интересовались... Когда узнали, что договор подписан и университет будет открыт, я приехала сюда, чтобы окончить последний класс и получить аттестат. Но когда я попала в здешнюю школу, меня поразило отношение к ученикам. «Кто ты такой, чтобы у тебя вообще было мнение?» Я была воспитана по-другому, у меня был шок. После такого мне было очень трудно вообще представить, как я буду в вузе учиться, при таком-то отношении. К слову, я была хорошей ученицей, хорошо училась всегда, не занималась с репетиторами и поступила на базе своих знаний с хорошими баллами. Здесь, в университете, то ощущение, которое у меня было в школе в Таллине, вернулось. Ощущение внутренней свободы, на тебя не давят, не заставляют думать определенным образом, нет ограничительных рамок для интеллекта. С точки зрения дисципины какие-то рамки должны быть. И мне очень нравится, что здесь есть определенная строгость. Например, нельзя курить, находясь в здании. Все знают, что за это могут отчислить. Это правильно.

Этот запрет не связан с ограничением свободы личности?
Нет, не связан. Это защита прав других людей. Мне крупно повезло, поступив на работу, я еще больше ощутила эту свободу. Я работаю у Эдварда Мартиновича (Э. Сандоян, директор Института экономики и бизнеса РАУ. – ред.) уже 13 лет и ни разу не помню, чтобы мне приказывали. Он всегда ставит нам концептуальную задачу, а ты решай ее как хочешь. Твоя свобода в этом. Ведь проявляется твоя инициатива, творческие решения. Ты не чувствуешь себя словно среднестатистический чиновник. Во всем университете так.

Объясни, пожалуйста, эта свобода связана с тем, что никто тебе не указывает чего-то менторским тоном или она проявляется в твоих действиях и мышлении?
И в том, и в другом. На сама деле свобода – опасная штука, потому что это большая ответственность, и не каждый захочет обладать такой свободой. Но мне она очень подходит, я не боюсь ответственности. Я отвечаю за все, что делаю в работе и в жизни.

Хорошо, есть свобода. Но для того, чтобы все получалось, нужны, наверное, и другие качества, условия.
Конечно. Мотивация. Поощрения. Приятно, когда тебя хвалят. На самом деле это даже приятнее, чем когда тебе платят.

Вокруг тебя много умных людей?
Что ты понимаешь под «умными людьми»? Абсолютно эрудированный человек может быть не умным. Или человек абсолютно не начитан, но он умен. У нас здесь разные люди. Такое, кстати, среди студентов часто наблюдается. Есть классические отличники, и есть двоечники, но очень умные.

Мне вот такие нравятся очень.
Мне тоже.

Я, кстати, в школе был таким.
И у меня в школе, бывало, тройки проскакивали. Если я предмет не любила, то не учила. Университет все-таки другое. Идешь по специальности, которая тебе нравится. Ты там все должен любить.

Когда мы тут учились, было понятно, что ты человек здешний, университетский. Я помню, как ты организовывала мероприятия, концерты...
Организовывала, но не думала, что тут останусь. Это я привела Наталью Манусаджян (игрок Высший лиги Международной ассоциации клубов по Брэйн-рингу, вице-президент Армянской ассоциации интеллектуалов «Что? Где? Когда?». – ред.), чтобы она открыла клуб ЧГК в РАУ. До старших классов сама играла в школе в эту интеллектуальную игру. И когда сюда приехала, то нашла клуб и ходила к ним играть. Потом поняла, что нашему университету тоже это нужно. Пошла к Гагику Зарзандовичу (Г. Саркисян, проректор по учебной части. – ред.) и рассказала, что есть такая возможность, есть тренер. Затем Наталья долгие годы руководила нашим клубом «Что? Где? Когда?».

А зачем ты вообще организовывала все эти мероприятия, в СНО (студенческое научное общество) участвовала?
Было интересно. Первые два года я была довольно пассивной, но поскольку у нас в школе была абсолютно другая жизнь – мы везде участвовали, были очень активными, то мне стало этой активности не хватать. Я начала участвовать в СНО, познакомилась с интересными людьми, круг друзей намного расширился.

У тебя в школе все было здорово, потом ты приехала сюда и обнаружила в РАУ замечательную атмосферу «свободы, творчества». Но, я так понимаю, не везде так. Получается, РАУ – это остров.
Да, так и есть. Остров свободы.
 
Как же сделать, чтобы вокруг тоже была такая атмосфера?
Это задача Дон Кихота, это утопия, это невозможно.

Почему невозможно?
Ты имеешь в виду, чтобы вся страна была такой?

Может быть, не вся страна, но каким-то образом попытаться расширить это пространство.
Как там у хитроумного идальго? Ты весьма здраво рассуждаешь, не знаю только, от кого ты этому научился. Это пространство расширяется за счет ребят, которых выпускает университет. Они уходят отсюда с этим духом, который остается у них навсегда. Самый эффективный способ расширять свое воздействие, привить окружению наши ценности – через наших выпускников.

То есть это возможно.
Да, но ставить задачу «хочу изменить мир» бессмысленно.

Не мир, свой круг.
У каждого свой небольшой мир. Мой меня устраивает. Но при желании воздействовать на него можно.

А что самое главное в образовании, по-твоему?
Чтобы у человека на выпуске сформировалось умение, навык, как получать это образование. Потому что человек должен учиться всю жизнь. В образовании главное – научиться получать это самое образование дальше. Не обязательно где-то числиться студентом. Мы всю жизнь учимся.

Мне всегда казалось, что, помимо стандартного образования, нужно определенное безрассудство, выход за рамки обычного, стереотипного. Но когда люди говорят об образовании, это безрассудство, как правило, не имеется в виду. Почему?
Абсолютно согласна. К сожалению, любая система рассчитана на среднестатистического человека, человека, не выходящего за рамки. Но даже яркие личности заключены в рамки. В другие, может быть, широкие и красочные, но в рамки. Но система образования не рассчитана на таких людей, потому что большинство – это все-таки среднестатистические люди. Система должна бы заметить эти яркие личности и хотя бы не мешать им, не загонять в рамки. Не думаю, что у системы есть задача взращивать ярких людей, потому что это талант, он от Бога. Его невозможно взрастить.

И задавить тоже невозможно?
А вот задавить можно. И особенно школа может задавить, потому что именно в этот период ты формируешься как личность. Переходный период и есть формирование личности и в этот момент можно и задавить, и сломать, и убить. Вот этого нельзя допускать.

А что такое успех, по-твоему?
Гармония. На самом деле успех – это внутренняя категория. Если ты чувствуешь, что гармоничен внутри, значит все нормально, все у тебя хорошо.

Я понимаю, о чем ты говоришь, но вот представь: я лежу на земле под солнышком, мне здорово, я попиваю пиво, ни о чем не думаю, мне очень хорошо и внутри разливается та самая гармония, о которой ты говоришь. Это успех?
Конечно, это твой успех. Почему нет? Вовсе необязательно быть министром или сделать головокружительную карьеру, чтобы быть успешным. Можно, например, быть хорошей мамой – это тоже успех. Можно быть просто хорошим человеком. По-моему, в нашей реальности это тоже серьезное достижение – остаться хорошим человеком.

То есть быть хорошим человеком – это тоже успех. Это просто замечательно!
Да, это очень сложно – оставаться хорошим человеком. Человек рождается хорошим, ребенок – это чистое создание. А дальше следует череда соблазнов. И нужно мужество, чтобы не поддаться, отказываться от них. А ведь достичь многого можно, если не отказываться от некоторых вещей. И если ты не отказываешься, то совесть уже не совсем чиста. Так что нужна смелость, чтобы остаться хорошим человеком и не запачкаться.

А кто такой «хороший человек»? Какими качествами должен обладать человек, чтобы считаться хорошим?
Самое простое – никому не вредить. Но объяснить сложно, нужно чувствовать. Я считаю, что у каждого свое понимание «хорошего человека». Даже тот человек, который совершает плохие деяния, знает, что он перешел определенные границы. То есть даже для плохого человека существует понимание «хорошего человека». Одним словом, есть вещи, на которые лучше смотреть проще.

Лечь на травку и пить пиво.
Иногда и это нужно. Просто отключиться и бездельничать.

Замечательно, если есть такая возможность.
Я даже больше скажу. Обычно перед тем как сделать что-то полезное, у меня бывает период абсолютного безделья. Например, я полгода могу тянуть со статьей, которую надо написать. А потом набросать ее за два дня. Значит, что-то во мне копилось. Так что безделье бывает даже полезным.

Я тоже считаю, что лень – хорошее качество.
Если бы не лень, не было бы многого из того, что нас окружает.  Все, что облегчает жизнь, создано из-за лени.

Я слышал, что ты скоро собираешься защищать докторскую. Зачем тебе это нужно?
По нескольким причинам. Первая причина – я обещала. Когда ректор совместно с Эдвардом Мартиновичем совершенно неожиданно назначили меня заведующей кафедрой, я обещала защитить докторскую. Завкафедрой должен быть доктором наук. Вторая причина – не люблю стоять на месте. Когда я защитила кандидатскую, помню, что наступила пустота. У меня даже депрессия была после этого, потому что я достигла своей цели и не знала, что делать дальше. И вот я поставила себе новую цель. Я не считаю, что это надо обязательно сделать, просто у меня набрался хороший материал, я его скомпоновала, отправила директору института на рецензию. Поскольку он загорелся, сказал, что этим стоит заняться, – это меня вдохновило…

Как думаешь, можно ли в жизни все подчинить одной-единственной цели?
Нет, это скучно. Цели должны быть разные, многогранные, многоцветные, краткосрочные или долгосрочные. Это попытка человека обрести смысл жизни. Ты же должен знать, зачем живешь. Я много об этом думаю, а рутинные дела отвлекают от этих мыслей.

Все, что с тобой случается, ты принимаешь как должное или пытаешься понять, почему это произошло?
Характер такой: все плохое и хорошее проецирую на себя. Считаю, что в плохом я виновата. Даже если виной тому внешние обстоятельства. Соответственно, копаюсь в себе, пытаюсь разобраться, почему так произошло, что я неверно сделала. Это самоедство, не самое лучшее мое качество. Но, с другой стороны, мама меня приучила – плохое всегда оборачивается хорошим. Это до сих пор срабатывало.

Все, что ни делается – все к лучшему.
Действительно, так. Не сразу это понимаешь. Когда я окончила специалитет, на госэкзамене получила четверку. Я тогда плохо ответила – у меня был непонятный мандраж. Для меня четверка по госу – это был страшный удар, потому что за пять лет у меня вообще не было четверок. На самом деле я шла к красному диплому, это было для меня важно. Как конечный результат учебы. В общем, красный диплом я не получила. Сейчас думаю: «Какая ерунда, о чем я переживала». За полгода до этого Альберт Егишевич (А.Варданян – на то время декан факультета экономики РАУ. – ред.) вызвал меня к себе и сказал: «Давай ты поступай в аспирантуру, останешься в деканате работать». Я немного колебалась – уже представляла себя организатором мероприятий, думала, что окончу и начну работать в ивент-индустрии. Почему-то вообще не представляла себе аспирантскую и научную деятельность, но мама меня уговорила согласиться. И когда я лишилась красного диплома, в тот же день пошла в деканат, сказала, что не остаюсь, хочу пересдать экзамен и все в таком духе.  И тут Эдвард Мартинович меня спас. Он вышел за мной в коридор, остановил и сказал: «Я тебя возьму к себе на кафедру, и я тебе обещаю – через некоторое время ты будешь благодарна, что получила четверку на госэкзамене, потому что, если бы не это – я бы тебя не взял». И на самом деле, если бы я по другому пути пошла, например, осталась в деканате, то у меня была бы совершенно другая судьба...
 
Ты не жалеешь об этом?
Ни секунды. Я даже благодарна этим людям за то, что они поставили мне четверку. А Эдвард Мартинович потом еще долго смеялся надо мной: «Давай возьмем красную краску и перекрасим твой диплом, чтобы ты успокоилась». Когда я принесла корочку кандидатского диплома, он сказал: «Видишь – красного цвета. Ты успокоилась?» Ну, это детское. Я очень поздно взрослею.

Это замечательно, на самом деле. Как раз сегодня читал Уолта Диснея. Он говорил, что проблема этого мира заключается в том, что очень многие становятся взрослыми.
Вот я и сопротивляюсь как могу. Очень не хочется взрослеть. И вообще это больно. Меня растили в тепличных условиях и работаю я в тепличных условиях. Это позволяет оставаться немножко наивной.

А что тебя радует в жизни?
Я стараюсь радоваться любым мелочам. На третьем курсе у нас была встреча со Спиваковым. Он тогда сказал, что счастье – это секунды, надо просто эти секунды ценить. Вот я с тех пор стараюсь акцентировать свое внимание на этом. Если что-то хорошее произошло и я чувствую себя счастливой, то стараюсь продлить эти мгновения, запомнить их. Поэтому я стараюсь радоваться мелочам.

Какие человеческие ценности для тебя важны?
Я бы хотела, чтобы все люди были добрыми и порядочными. Я не выношу, когда что-то делают исподтишка, например. Очень не любою, когда люди улыбаются тебе в лицо, а за спиной нехорошо с тобой поступают. Часто такое встречается. Это нехорошее качество. Не поступай так с людьми, будь просто честен. Не нравится – так и скажи. И все.

А что ты делаешь вне стен университета, в свободное время?
Последние пять лет серьезно увлекаюсь плаванием. Хожу в бассейн. Это как хобби и спорт. Если ты занимаешься интеллектуальным трудом, то и за собой надо следить в физическом смысле. Действительно, «в здоровом теле – здоровый дух». Это единственный вид спорта, который я смогла осилить. Все эти тренажеры – не мое. Я люблю книги читать, но периодами. Не скажу, что каждый день, но, бывает, накатывает и читаю взахлеб.

А книги художественные?
Да, речь о художественных – по специальности я и так читаю. До окончания школы очень много читала. Обожаю русскую литературу. Многих авторов перечитывала по многу раз. Не очень хорошо знакома с западной литературой, но думаю, что наверстаю. Нельзя заставлять себя читать, чтобы просто знать эту литературу. Читаешь ведь для души.
Очень люблю кино. Но в последнее время мало что меня трогает, если честно. Очень жестокие фильмы. К современному кино надо подходить очень выборочно и осторожно. Люблю фильмы, которые либо заставляют задуматься, либо помогают расслабиться – не думать вообще ни о чем, просто отключиться.

Кстати, сегодня день рождения Андрея Тарковского, мною очень любимого режиссера. Вечером можно посмотреть что-нибудь, если настроиться.
Я так и делаю. У меня есть небольшая коллекция фильмов, которые хранятся на жестком диске, и если бывает настроение, то я смотрю. Люблю добрые фильмы. Советские фильмы люблю.
Если, дай Бог, у меня будет ребенок, то я его познакомлю с советскими мультиками. Они добрые. И фильмы тоже добрые.
 
Замечательные просто. Осмысленные. И артисты чудесные.  а какие композиторы писали музыку для советского кино: Шварц, Артемьев, Рыбников, Дашкевич!
В советских картинах, конечно, заключен большой смысл. Мне кажется, это потому, что режиссеру было запрещено свободно говорить, и он изощрялся как мог. Как Булгаков вкладывал между строк тот смысл, писал тот текст, который хотел донести до читателя.

Каким тебе видится будущее?
Я не очень оптимистична, но надеюсь на лучшее.

А я вот недавно вернулся в Армению и мне кажется, что все будет хорошо.
Это здорово, это свежий взгляд. Я только за.
 
 
Беседу вел Роман Надирян
Фото: Сурен Манвелян
АНОНСЫ
СОБЫТИЯ
Интервью